Уважаемые посетители сайта! Вы на сайте компании First Line Software. Мы просто обновили наш логотип.

Понятно, спасибо!
Почти не осталось сфер жизни и областей деятельности, в которые бы не проникли компьютерные технологии. Обеспечение их правильной и бесперебойной работы требует все большего числа IT-специалистов. Решение этой сложной кадровой задачи напрямую касается трех категорий граждан: школьников, их учителей и родителей.

29.01 ved

Игорь Стомахин / PhotoXPress

Высокотехнологичным компаниям хронически не хватает специалистов, и до 2020 г. эта проблема может еще более усугубиться», - замечает Евгений Ковнир, директор департамента развития отрасли информационных технологий Минкомсвязи России. В IT-компаниях трудится около 300 000 специалистов, еще примерно 700 000 работает в IT-департаментах компаний других отраслей. До 2018 г. отрасли потребуется более 350 000 новых специалистов, предупреждал 1,5 года назад министр связи Николай Никифоров. Из них за это время вузы смогут подготовить только 150 000, оставив дефицит в 200 000 специалистов, подсчитал он.

В таких условиях не удивительно, что IT-образование - один из основных пунктов программы развития российской IT-отрасли, подготовленной министерством. Запланировано увеличение бюджетных мест: в будущем учебном году на IT-специальности поступит на 34% больше абитуриентов, чем в этом. Кроме того, Минкомсвязи и Минобрнауки планируют массово открывать кафедры IT-компаний в вузах и вузов в IT-компаниях.

Правда, сегодня выпускники школ с лучшими результатами ЕГЭ не выбирают IT-специальности, сетует Ковнир. Причина, по его наблюдениям, в том, что у них нет полного представления об IT-отрасли. В их понимании это по большей части системные администраторы или студенты, которые пишут на PHP. Примерно такой же уровень осведомленности демонстрируют и их родители, убеждена Юлия Пасс, директор компании «PROekt PRO: Пропуск в профессию». Сферы digital, мобильных приложений, web-дизайна, компьютерной графики и геймификации для многих из них - темный лес. Хотя интерес к отрасли в целом есть, замечает она.

Но есть и другая сторона проблемы: из 25 000 IT-специалистов, которых ежегодно выпускают российские вузы, только 15-20% молодых специалистов могут сразу начать работать в IT-компании, приводит свои подсчеты Минкомсвязи. «Существующая система образования выпускает в среднем не тех специалистов, которые могут непосредственно приступить к работе в IT-компаниях», - сетовал замминистра связи Марк Шмулевич. В итоге компании тратят на их дообучение не только деньги, но и время, говорил он.

В России сейчас подрастает поколение латентных инженеров, заметил на конференции «Ведомостей», посвященной российскому IT-образованию, директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив (АСИ) Дмитрий Песков: те, кому сегодня 13 лет, выросли на новых технологиях, которые они получают через игровую форму, через игру со своими смартфонами, планшетами и компьютерами и которые прививают качественные инженерные IT-навыки. Но если в 2018 г. они придут в вузы и попадут в старые программы, то страна может упустить шанс получить поколение, способное интегрироваться в мировую экономику 2020-х гг., предупреждает он.

Научить думать

IT-навыки поколения латентных инженеров сегодня в подавляющем большинстве формируются вне школы, отмечает Песков, школа в этом процессе в России не участвует в принципе.

«В наши дни на уроках информатики большинство школ дают даже не минимальную базу знаний об использовании компьютера и механизма его работы, а скорее набор «магических рецептов» типа «нажмите третью кнопку слева во втором ряду сверху», - соглашается Дмитрий Подлесных, инженер-программист и старший преподаватель лаборатории Parallels в МФТИ. - Но знания, которые изменятся при обновлении версии программы, никому не нужны».

Основная проблема в мотивации к изучению «информатики и информационных технологий» в школе в том, что большинство родителей, а следовательно, и детей согласно только со второй частью названия предмета - «информационные технологии», считает учитель информатики московской гимназии 1567 Елена Сутоцкая. При этом их часто интересует лишь освоение нескольких функций, которые позволяют, не напрягаясь, выполнять какие-то задания, не задумываясь о том, как устроены прикладные программы, что, собственно, и позволяет без труда осваивать новые продукты уже самостоятельно, замечает она. Но суть информатики - логика, системы счисления, алгоритмизация - существенно важнее, полагает Сутоцкая, поскольку позволяет структурировать мозги и заставляет думать. При этом именно информатика вызывает протест: «зачем нам это надо, нам это никогда и нигде не пригодится».

«Умение представить последовательность действий в виде алгоритма - вещь небесполезная в смысле правильной организации мозга. Проблема в том, что нынешний школьный курс и так перегружен «небесполезными умениями», - считает Андрей Заикин, технический директор First Line Software. По его мнению, общеобразовательный курс информатики стоило бы сократить до базовых практических навыков, а освободившиеся ресурсы попытаться влить в систему факультативного обучения. «Подавляющее большинство известных мне толковых программистов на 95% самоучки, но как раз на начальных этапах грамотные подсказки учителя способны сформировать правильную структуру, которую ребенок уже самостоятельно заполнит информацией», - замечает он.

Образование не для всех

«Нельзя всех поголовно готовить в IT: кто-то должен быть физиком, а кто-то - лириком», - высказался на той же конференции Михаил Калачинский, представитель Microsoft по работе с управлениями образованием.

Если мы будем отделять - здесь мы готовим айтишников, а здесь гуманитариев, - получится ерунда, не согласен с ним Песков из АСИ. Подавляющее большинство навыков в области IT не являются специфичными для этой отрасли: области IT в экономике 2020-х гг. не существует, уверен он. Сейчас любая область человеческой жизнедеятельности - общественная, государственная, экономическая, предпринимательская, исследовательская - требует сквозных IT-компетенций. Школьники, которые не способны работать в IT-среде, не способны работать в обществе 2020-2030-х гг., предупреждает Песков.

Тем не менее делать IТ-образование уровня лицея массовым нецелесообразно, убежден Эдуард Гуринович, гендиректор и сооснователь CarPrice, сервиса онлайн-оценки и продажи подержанных автомобилей. Он вспоминает, что, когда он пришел в 8-й класс Петербургского физико-математического лицея № 239, он был круглым отличником. «Но уже в первой четверти у меня появилось четыре тройки - по алгебре, геометрии, химии, физике», - признается он. Новая программа включала в себя такие предметы, как высшая математика, теория алгоритмов, математическая логика. «Любой вчерашний школьник, будь он семи пядей во лбу, в таких учебных заведениях моментально чувствует нагрузку, - рассуждает Гуринович. - Лично мне пришлось приложить много усилий, чтобы освоить все эти предметы и окончить лицей с двумя четверками».

«Не думаю, что старшеклассники разных школ все сразу захотят углубленно изучать ту же информатику, - считает Гуринович. - Такие занятия должны быть факультативными. Cистемное администрирование и программирование - это вузовская часть образования. В школах же важно развивать структурированное мышление и прививать трудолюбие. Плюсом раннего и тотального обучения будет рост числа специалистов в IT-отрасли, снижение средней зарплаты, так как рынок труда насытится и возникнет здоровая конкуренция. Однако это вряд ли повысит качество специалистов - хороших кадров много не бывает».

Такого же мнения придерживается и другой начинающий IT-разработчик - Федор Петряйкин, студент 3-го курса факультета фундаментальной медицины МГУ. Еще в школе, а точнее, в физико-математическом лицее «Вторая школа», куда молодой человек поступил после 6-го класса, он занимался визуализацией компьютерной томографии и МРТ-данных - помогал отцу, рентгено- и МРТ-диагносту. Работать с ним он продолжает и сейчас.

В лицее у Петряйкина, как и у Гуриновича, была сложная насыщенная учебная программа. «Программированием мы занимались четыре раза в неделю, - рассказывает он. - Сначала уровень был несложный - мы учились писать игры. Потом, в 9-м классе, перешли к системному программированию». По его мнению, в традиционную школьную программу совсем не обязательно вводить такие занятия. «Программированием нужно заниматься, только если тебе это интересно», - соглашается он с Гуриновичем.

Повысить общий уровень

Бизнес, который идет в школы, и не делает свое обучение массовым. Так, например, компания Samsung недавно запустила программу дополнительного обучения основам IТ и программирования - «IT-школа Samsung». Суть ее в том, что учащиеся могут развить свои умения в области программирования и получить практические навыки, позволяющие самостоятельно создавать приложения для смартфонов и планшетных компьютеров на платформе Android. В обычных школах этому не учат. Как отметил Сергей Певнев, директор департамента корпоративных отношений штаб-квартиры Samsung Electronics по странам СНГ, в рамках нынешней школьной программы ученики изучают язык программирования Паскаль. «Простота этого языка позволяет быстро его освоить и создавать алгоритмически сложные программы, - рассуждает Певнев. - Но Паскаль в дальнейшем мало используется на практике». Программа «IT-школа Samsung» позволяет старшеклассникам изучить более актуальный язык программирования - Java.

Обучение детей в «IT-школе Samsung» бесплатное, но все они проходят конкурсный отбор: пишут онлайн-тест и код (программу) на любом известном им языке программирования. Судя по результатам, интерес к программе у школьников довольно высок: в Москве конкурс доходил до 15 человек на место, а в регионах - до 9 человек, отметил Певнев. «Поскольку программа довольно сложная, далеко не каждого школьника мы готовы принять, - говорит он. - В дальнейшем мы планируем создать дополнительную программу - юниорскую программу для 6-8-х классов, которая будет являться подготовительной ступенью для освоения программы «IT-школа Samsung».

Те, кто приходит сюда учиться, - это не обязательно дети с успехами в области IT и победители олимпиад, поясняет Певнев. Это школьники с высоким уровнем мотивации и интересом к углубленному изучению IT и программированию.

«Если специализированных физико-математических школ будет больше, то общий уровень образования в нашей стране повысится», - уверена Наталья Ечкалова, директор корпоративного университета IBS.

Сложный выбор

Евгения Скиба, мама 11-летнего сына, который с 1-го класса учится в физико-математическом лицее № 5 в Долгопрудном, выбирать школу для своего ребенка начала, когда тот еще ходил в детский сад. «У меня была цель: либо сын поступит в языковую гимназию, либо - в физико-математическую школу, - рассказывает она. - Но углубленное изучение математики и физики привлекало больше: я понимала, что если у ребенка не пойдут точные науки, то на гуманитарные ему будет переключиться легче, а вот сделать наоборот вряд ли получится». Скиба просматривала школу за школой. И ни одна ее не устраивала. «Общаясь с родителями и учителями, я понимала, что это либо крайне низкий уровень школьной программы, либо отсутствие какой бы то ни было дисциплины: когда видишь на школьной площадке детей с банкой пива, это отпугнет любого», - вспоминает она.

Выбор пал на физико-математический лицей в Долгопрудном, но, чтобы поступить в него, родителям пришлось возить сына из Москвы в этот город на подготовительные курсы. Пять лет назад они стоили 500 руб. в месяц (сейчас - не меньше 2000 руб.). Плюс расходы на такси. А потом, когда ребенок поступил в лицей, они и вовсе оставили свою квартиру в Москве и переехали в Подмосковье.

Об этом решении Скиба нисколько не жалеет. «Программа в лицее сложная, - рассказывает она. - Двойки и тройки - обычное дело для его воспитанников. Если в обычной школе у детей в начальных классах на выполнение домашних заданий уходит полчаса-час, то мы тратили не меньше 2-3 часов. Учителя здесь строгие: не выполнил задание - двойка. Но зато отсюда и дисциплина, и знания. Для моего сына, например, сильной мотивацией хорошо учиться стали школьные командные и индивидуальные соревнования».

Скиба очень надеется, что ее ребенок после лицея поступит в Московский физико-технический институт (МФТИ) или другой сильный вуз и выберет специальность в сфере либо IT, либо финансов. «По роду своей деятельности я часто общаюсь с руководителями крупных компаний, и многие из них - выпускники МФТИ. Для меня это серьезный стимул», - замечает она.

«Изучение точных наук на том уровне, на котором их преподают в профильных школах, в рамках общей школьной программы вряд ли стоит делать, - считает Людмила Федина, мама еще одного воспитанника этого лицея. - Но отбор должен быть более широким и охватывать гораздо больше детей, чем сейчас. Внутри углубленного образования должна быть создана более дружелюбная атмосфера, а также специальные программы, которые, например, позволяют найти индивидуальный подход и к преуспевающему ученику, и к тому, кто пока еще не в лидерах, но очень хочет им быть».

По ее мнению, более привлекательной сфера IT может стать, если нынешние школы введут дистанционное образование (с обратной связью), а в олимпиадах и конкурсах будут принимать участие все желающие, а не только самые лучшие ученики (детей со средней успеваемостью это могло бы подстегнуть).

Три стадии развития

«Воспитывать талантливых учеников, разрабатывающих программное обеспечение, можно и в рамках обшей программы, - считает Подлесных. - Все зависит не только от наличия компьютеров и доступа к интернету в школе, но и от квалифицированных педагогов. К сожалению, их распугали огромным количеством отчетности, планирования и прочей бюрократической работы».

«Учитель учителю рознь, - делится опытом Владимир Ильин, преподаватель информатики московской профильной школы № 179 и «IT-школы Samsung». - Одни просто не знают современных языков программирования. А те, кто, например, занимается олимпиадным программированием, к изменению школьной IT-программы относятся положительно».

Работа в школе Samsung его самого привлекает возможностью саморазвития: для учителей компания организует специальные курсы. «Честно говоря, в начале обучения я не очень хорошо был знаком с программированием под Android, - признается Ильин. - Продолжить самообразование для меня, как для человека, который работает с мотивированными детьми, очень важно».

Учителям необходимо переосмыслить образование, понять, как оно может помочь экономике и обществу успешно сформировать и развивать так называемое общество знаний, считают в Институте ЮНЕСКО по информационным технологиям в образовании (ИИТО). Чтобы помочь учителям, ИИТО разработал рамочные рекомендации по структуре ИКТ-компетентности учителей начальных и средних школ. В зависимости от стадии экономического развития страны эти рекомендации дают три различных подхода к обучению, следует из материалов ИИТО. Цель первого из них («Развитие технологической грамотности») - научить более широко использовать новые технологии. Он подходит для стран на стадии первоначального накопления капитала, перед которыми стоит задача повысить производительность труда. Второй подход («Углубление знаний») дает учащимся возможность приобрести более глубокие знания по своим школьным предметам и применить их в решении сложных проблем реального мира. Этот подход актуален для стран с высокой производительностью труда. Наконец, целью третьего подхода («Создание знаний») является повышение способности учащихся производить новые знания. Он предполагает, что страна уже находится на стадии экономики знаний.

Request documents

Leave us an email and we'll send instructions

ХОТИТЕ УЗНАТЬ БОЛЬШЕ?

Заполните форму, чтобы связаться с нами

Владимир Литошенко
Старший вице-президент