В последние два года российские IT-группы начали активно скупать конкурентов за рубежом. Не остаются в стороне и петербургские IT-разработчики, некоторые из которых уже совершили крупные сделки. Как считают опрошенные РБК Петербург участники рынка, активность отечественных компаний на зарубежных рынках M&A можно объяснить двумя обстоятельствами. Во-первых, в России поглощать больше некого, а во-вторых, заграничный «шопинг» позволяет российским айтишникам заработать имиджевый капитал в глазах иностранных клиентов.

Входной билет

Среди наиболее громких сделок, которые совершили российские IT-разработчики за последнее время, — поглощение компанией Luxoft американского IT-консультанта Insys Group и покупка американо-индийского разработчика Alliance Global Services компанией EPAM.

Есть примеры сделок M&A и в Петербурге. Например, разработчик First Line Software Александра Позднякова купил американского IT-консультанта в сфере медицины Solaris Development. Сумму сделки Поздняков раскрыть отказался, сказав лишь, что «купили если не за десятки миллионов долларов, то и не за десять долларов».

По словам Позднякова, покупка Solaris Development была входным билетом на американский медицинский рынок. «Проще было купить компанию с именем и с наработанной клиентской базой, чем строить бизнес с нуля. Синергия от слияния прежде всего в цене — мы сможем передать часть разработок Solaris нашим программистам в России, где стоимость труда все-таки ниже, чем в США», — объясняет Поздняков мотивы покупки.

Здесь нечего купить

Повышенный интерес отечественных IT-компаний к зарубежным сделкам M&A Поздняков объясняет тем, что в России потенциал для поглощений исчерпан. «Раньше международные IT-конгломераты с российскими корнями консолидировали местный рынок, строили свой бизнес здесь, в России. Теперь покупать особо некого. Компании либо не продаются, либо слишком маленькие, либо не обещают холдингам какой бы то ни было синергии. Последняя известная мне покупка на местном рынке была в 2014 году — группа EPAM купила российско-американского поставщика решений для медицины GGA Software», — вспоминает Поздняков.

Такую позицию разделяет генеральный директор и владелец компании-разработчика программного обеспечения для автоматизации бизнес-процессов Digital Design Андрей Федоров. «Ресурсов на российском рынке становится все меньше, их не хватает, чтобы удовлетворить спрос крупных компаний с тысячами разработчиков в штате. Вместо того, чтобы биться за кадры здесь, им легче купить готовую компанию за рубежом», — пояснил Федоров в разговоре с РБК Петербург.

По оценкам аналитиков аудиторской и консалтинговой компании EY, в 2016 году объем мирового рынка слияний и поглощений софтверных компаний составил 121 млрд долл., что на 43% больше показателя годом ранее. Объемы покупок сервисных IT-компаний выглядят скромнее — 57 млрд долл. по итогам прошлого года.

Клиентский ультиматум

Другая причина расширения географии — в том, что многие из потенциальных клиентов за рубежом возражают против исполнения их заказов на территории России. «Ухудшение отношений с США — это реальная проблема. Мало того, что тебе не пригласить из Америки человека в Россию даже на переговоры. Зачастую даже действие от лица организации, зарегистрированной в западной юрисдикции, бывает недостаточным условием для продолжения бизнеса», — полагает Федоров. Смена национальной прописки снимает эту проблему.

«Клиент может поставить тебя перед выбором: коллеги, либо вы ставите девелопмент в европейской стране, или мы ищем другого вендора», — соглашается Поздняков.

Brain drain

Однако для того, чтобы расширение зарубежного присутствия оказалось не простой формальностью, а принесло ощутимые результаты, отечественным IT-компаниям зачастую приходится перевозить часть персонала из России в те страны, где расположены иностранные «дочки».

«Когда ты заходишь на зарубежный рынок, то хочешь перенести в новую компанию часть своей культуры разработки. Это возможно только если ты везешь эту культуру вместе с людьми. Мы, например, начинали строить R&D центр в Праге с нашими российскими разработчиками. Теперь там работают и местные программисты, но костяк компании — это россияне», — говорит Поздняков.

Отметим, что крупные IT-компании с российскими корнями, такие как, например, Luxoft, имеют специальную программу для переезда IT-инженеров из России в страны Запада. Как писал Bloomberg, компания только в 2014 году, после санкций, анонсировала переезд около 500 разработчиков из Украины и России на территорию своих европейских офисов.

First Line Software

First Line Software была основана Николаем Пунтиковым и Александром Поздняковым. Компания зарегистрирована в Сингапуре, ее российское представительство ООО «Ф-Лайн Софтвер» — в Петербурге. «Ф-Лайн Софтвер» принес компании в 2016 году более 600 млн руб. выручки. Прибыль составила около 40 млн руб.

Request documents

Leave us an email and we'll send instructions

ХОТИТЕ УЗНАТЬ БОЛЬШЕ?

Заполните форму, чтобы связаться с нами

Владимир Литошенко
Старший вице-президент