Пандемия COVID-19 и вызванные ею кризисные явления в экономике в обозримом времени закончатся, и софтверные и digital-компании с новыми силами ринутся покорять зарубежные рынки. А вместе с тем возрастет потребность в локализации, в том числе языковой.

Аналитики уверены, что в ближайшие два года нас ожидает серьезный рост числа IT-компаний, ориентированных на экспорт, с долей зарубежных продаж в совокупном обороте не ниже 60%.

В 2019 году по сравнению с предыдущим годом объем зарубежных продаж ПО и услуг по его разработке российских компаний вырос на 15 % и достиг $11,3 млрд, а сервисные компании продолжили удерживать свои позиции в рейтинге 100 ведущих сервисных компаний мира.

Для нас – ГК ЭГО Транслейтинг – данная проблематика представляет большой интерес, поскольку, с одной стороны, мы являемся разработчиком специализированных ИТ-решений в области лингвистики и обработки естественного языка (Natural Language Processing) под брендом EGOTECH, а с другой стороны, одно из направлений бизнеса связано с предоставлением услуг языковой локализации (бренд EGO loc).

Прежде чем перейти к рассмотрению актуальных моделей языковой локализации, давайте уточним, что включает в себя локализация: перевод и транскреацию текстовой информации; адаптацию графических элементов, символов валют, формата дат, адресов и номеров телефона, выбор цветов и многих других деталей, включая пересмотр физической структуры продукта. Все эти изменения проводятся с целью избежать возможных конфликтов с местной культурой и населением и проникнуть на местный рынок, приспосабливаясь к локальным нуждам.

Как оптимально выстроить процесс локализации под целевые аудитории зарубежных рынков? Какие модели и форматы на сегодняшний день являются более эффективными? Каковы основные сложности локализации? Каких ошибок стоит избегать начинающим экспортерам при выводе продукта на зарубежные рынки?

С этими вопросами мы обратились к представителям экспортоориентированных компаний – лидеров различных направлений IT-индустрии и digital-коммуникаций. Мы попросили участников нашего интервью рассказать об основных экспортных рынках, на которых они работают, и о том, как построен процесс локализации.

Илья Блаер, заместитель генерального директора по разработке программных решений First Line Software:

Наш основной центр разработки расположен в Санкт-Петербурге, также офисы находятся в Нижнем Новгороде, Москве, в Чехии (Прага, Брно) и Нидерландах. У нас много заказчиков в США, Европе и России, но этим география не ограничивается. Для Австралии мы ведем крупный медицинский проект, предпринимаем попытки завоевать Африку.

Илья отметил, что зачастую в проектах российских коммерческих заказчиков (не гос. проекты) локализация присутствует изначально, с прицелом, что пользователи решений могут быть за пределами России.

С учетом использования заказчиками своего продукта на международном рынке мы часто создаем и согласовываем продукт на английском языке, очень часто заказчик уже спецификацию предоставляет именно на английском. Когда версия на английском готова, мы выдаем для перевода ресурсные файлы, где английский термин уже сопоставлен с национальным (локальным). Ресурсный файл – файл со всеми терминами, присутствующими на экране: название кнопок, пункты меню, сообщение об ошибках, всплывающие подсказки. Клиент этот файл проверяет. Для нас нет технической проблемы реализовать многоязычность.

Каковы основные сложности при осуществлении локализации? По какому принципу осуществляется поиск исполнителей?

Илья Блаер (First Line Software) отметил несколько моментов, на которые необходимо обратить особое внимание:

  1. Необходимость осуществления перевода без отрыва от контекста. Даже если переводчики понимают область IT, зачастую может получиться некачественный перевод с точки зрения профессиональной логики.Поэтому поэтапная цепочка локализации выглядит следующим образом: работа переводчика, обязательно разбирающегося в IT; вычитка носителем языка; дополнительная проверка и при необходимости финальная корректировка (замена некоторых терминов) командой разработчиков.
  2. Не сложность, а скорее особенность, к которой мы как компания с многолетним опытом в Agile давно привыкли, – это ситуации, когда нужно делать параллельно и само решение, и его локализацию. Тогда работа производится в agile-режиме: есть макет/дизайн интерфейса на английском, и при локализации необходимо ориентироваться на дизайн.
  3. Безусловно, есть специфика разработки мобильных приложений. В вебе мы можем сделать маленькую кнопочку, где при наведении на нее мышкой всплывает подсказка. В мобильном приложении такого нет, и мы стараемся использовать иконки, инфографику. Довольно часто при открытии мобильного приложения идет несколько страничек инструкций с текстовыми объяснениями. Это непосредственно не связано с переводом, но это такой подход, как облегчить жизнь пользователю.

Также, по мнению эксперта, в целом основное внимание при локализации уделяется английскому языку, локализация на другие языки, как минимум европейские, часто идет не в первом приоритете, т. к. все-таки английский – основной язык международного общения.

Всегда есть конкретная дата релиза, и разработчики концентрируются на главном, на том, без чего релиза не может быть. Позже в последующие релизы они будут решать задачи следующего приоритета, а также реагировать на реакцию и запросы пользователей.

Полная версия материала на сайте Хабр 

Request documents

Leave us an email and we'll send instructions

ХОТИТЕ УЗНАТЬ БОЛЬШЕ?

Заполните форму, чтобы связаться с нами

Владимир Литошенко
Старший вице-президент