Уважаемые посетители сайта! Вы на сайте компании First Line Software. Мы просто обновили наш логотип.

Понятно, спасибо!
Компания First Line Software появилась на рынке разработчиков заказного программного обеспечения всего три года назад, но уже через два года вошла в топ-100 мировых аутсорсеров и сервисных компаний.

Основатель компании Александр Поздняков, работающий в IT-индустрии более 20 лет, считает слагаемыми такого успеха работу в режиме стартапа и тщательно выстроенную корпоративную культуру.

Карьеру айтишника Александр Поздняков начал еще в начале 90-х прошлого века в системном интеграторе «Поликом Про», где работал инженером, а позднее возглавил IT-отдел в крупнейшем российском операторе продуктов питания «Союзконтракт». Одним из поворотных моментов карьеры Позднякова стало знакомство с Николаем Пунтиковым, будущим партнером по First Line Software, а тогда владельцем компании StarSoft, одного из старейших российских разработчиков программного обеспечения. После того как Поздняков выполнил проект для StarSoft в 1999 году, Пунтиков позвал его работать к себе. С тех пор они стали практически неразлучны.

«До StarSoft я работал в основном в компаниях с центром в Москве (понедельник-пятница  — Москва, выходные — дома в Питере), — вспоминает Поздняков. — Перебраться полностью в питерскую компанию в те годы означало понижение зарплаты в несколько раз. Но мне очень понравились люди, которые работали в StarSoft, отношения внутри коллектива, семейственность. Для меня это всегда было важно». Также Позднякова привлекла возможность работать с западными заказчиками — такого опыта у него еще не было, и он принял предложение, заняв в ней должность руководителя отдела. Это звание подразумевало «нечто среднее между исполнительным директором и директором по производству».

В 2000-х акционеры компании приняли новую стратегию развития, и StarSoft стала агрессивно расти, прирастая филиалами в других городах. За несколько лет компания выросла со 120 человек до почти тысячи, а в 2007 году сама была продана международной корпорации с российскими корнями — Exigen Services. Это стало вторым поворотным пунктом в карьере Позднякова: «Наша компания серьезно изменилась. Мы стали частью большого коллектива, под моим руководством работало около 1500 человек, но для меня главное изменение лежало в другой плоскости. Мы потеряли преимущество семейной компании, где каждый сотрудник имеет свой голос и где быстро принимаются решения. И я решил уйти».

С присоединением  к Exigen Services точка принятия стратегических решений переместилась из Санкт-Петербурга в Сан-Франциско, а команда бывшей StarSoft фактически стала простыми исполнителями. «Когда вы работаете в корпорации, вам нужно либо найти в ней свое место и выполнять то, что вам говорят, либо уходить. Я испытывал дискомфорт от того, что я должен был исполнять решения, которые мне не всегда были близки. И дело было не только в моих амбициях. Для меня важно, чтобы то, что я делаю, было отражением моих желаний и способностей. А если вы постоянно думаете не синхронно с корпорацией, значит, вы не на своем месте. Вопрос лишь в том, кто это поймет раньше — вы или корпорация», — рассуждает Поздняков.

IMG 3708-300x200

Александр Поздняков, генеральный директор First Line Software

Чтобы иметь возможность делать то, что хочется, Поздняков решил создать собственную компанию. «Я ведь не просто критиковал работу корпорации, — продолжает Поздняков. —Критиковать легко, сложнее перейти к конструктивным действиям. В моем случае таким конструктивным ответом стало создание организации, в которой я могу делать то, что считаю правильным». Так в самом конце 2009 года появилась софтверная компания First Line Software.

Сколько денег было вложено на первом этапе, Поздняков не говорит, лишь отмечая, что минимальная сумма стартовых инвестиций в подобный проект составляет $500 тыс. Основатель вложил в компанию личные средства, а также привлек сторонних инвесторов. «Я на рынке работаю 20 лет, у меня уже сложилась определенная репутация, так что найти людей, которые согласились бы мне помочь, было несколько проще, чем тем, у кого это первый проект», — замечает он.

Стартап вышел на уже сформированный рынок, но сумел найти на нем пустовавшую нишу. В результате большого количества сделок M&A перед самым кризисом в России на рынке разработчиков ПО осталось только два типа компаний: гиганты с несколькими тысячами сотрудников, типа Luxoft, и огромное количество компаний с численностью персонала от 150 до 250 сотрудников. А середнячков, которые занимали бы нишу между этими двумя сегментами, не было. «В такой ситуации у многих клиентов среднего размера возникает проблема выбора. Можно обратиться в тот же Luxoft, где доля их проекта в обороте компании составляет менее 1%, а это значит, что, каким бы хорошим ни был исполнитель, основные силы будут направлены на более крупные проекты. Либо можно идти в небольшие конторы, которым, чтобы выполнить новый проект, понадобится вырасти на треть. Но если они это не сумели сделать за десять лет существования, то почему у них это должно получиться за год, который они потратят на проект? Клиентам приходится искать компромиссы. Разработчик ПО с тысячей человек в штате может уделять должное внимание любому проекту, и ему при этом не требуются коренные перестройки бизнес-процессов. Если бы раньше такая компания была, то в нее клиенты шли бы не задумываясь. Теперь такая компания есть», — уверен Поздняков.

На момент создания First Line Software в штате компании было всего 40 сотрудников. Сейчас их уже более 350. Большинству разработ-чиков ПО для такого роста требуется намного больше трех лет. Но до вожделенной отметки в тысячу сотрудников First Line еще предстоит долгий путь. «Когда мы только открылись, мы вели себя так, как будто у нас в штате 1500 человек, а не 40. Не знаю, в чем секрет нашего успеха. Может быть, в сильном менеджменте. Нам удалось продемонстрировать, что мы можем успешно выполнять любой проект, за который беремся. Мы не единственные, кто увидел эту нишу, но пока ее заполнять получается только у нас», — не скромничает Поздняков. Его словам можно верить: в 2012 году компания попала в ежегодный рейтинг мировых сервисных компаний Global Services 100, а также в рейтинг мировых аутсорсинговых компаний Global Outsourcing 100 (составляется Международной ассоциацией профессионалов аутсорсинга IAOP).

Первых клиентов компании принесли связи, приобретенные Поздняковым за годы работы в отрасли. «Мы были всеядными, брались за любой проект, который попадал в поле нашего зрения и который мы могли выполнить, — вспоминает предприниматель. — Первый год я практически жил в самолете — постоянно летал на переговоры, участвовал в тендерах. С тех пор, впрочем, ничего особенно не изменилось».

Один из характерных кейсов первых месяцев работы First Line Software — выигранный тендер южнокорейского заказчика WareValley. «Мы долго думали, участвовать в тендере или нет. Перелет, размещение, невысокие шансы на победу, контракт маленький — логика говорила, что участвовать не стоит. Но мы решили, что не разоримся на билетах, и я полетел в Сеул», — вспоминает Поздняков. В результате представители First Line оказались единственными, кто решился на дальнюю дорогу. «Все, что вы читали или слышали про восточный бизнес, — абсолютная правда. Когда мы приехали на встречу, в помещение вошел президент WareValley, который не говорил по-английски и знал пару слов по-русски. Мы пожали руки, обменялись вежливыми словами, и на этом встреча закончилась. А нам сказали, что готовы подписать контракт», — делится впечатлениями Поздняков. В конце концов First Line сотрудничала с корейцами два года и выполнила для них четыре контракта.

sber 2-300x187

Автоматизированный архивно-логистический центр Сбербанка России

Сейчас географически клиенты First Line Software распределены примерно поровну: по 30% приходится на США, Европу и Россию. Такая активность на российском рынке — редкость для подобных компаний. Большинство из них предпочитают осваивать западное направление. Одним из знаковых проектов для отечественного клиента стала автоматизация архивно-логистического центра Сбербанка совместно с компанией Viastore Systems. Проект был завершен в конце 2011 года: это полностью роботизированный архив, всю работу там выполняют автоматы. По условиям контракта о проекте исполнители смогли рассказать только спустя восемь месяцев после его завершения, и с тех пор, по словам Позднякова, специалист, который вел этот проект, постоянно сидит на телефоне: «В России попросту не было подобного высокотехнологичного проекта, и теперь многие хотят с нами сотрудничать».

А в мае прошлого года First Line завершила проект для крупнейшей шведской медиакомпании Bonnier Group, которая выпускает несколько десятков изданий в Скандинавии, а также газету «Деловой Петербург». «Более шестидесяти сайтов газет и журналов издательства мы перевели на единую платформу для управления контентом на основе технологии EPiServer, разработанную First Line. Цифры издательство не раскрывает, но, по моей оценке, проект позволил сократить Bonnier Group операционные расходы на 30%», — замечает Поздняков.

Проект для Bonnier Group вписывается в один из нескольких мировых трендов в разработке ПО. «Сегодня очень много говорят о «больших данных» (Big Data), облачных вычислениях, корпоративной мобильности, но пока мало кто делает. Мы стараемся делать проекты, в которых эти технологии задействованы. Big Data позволяет медиакомпаниям не только по-новому находить своих клиентов, но и формировать их: в распоряжении компании появляется огромный массив данных о поведении читателей. Прежде чем решать, как этой информацией распорядиться, нужно ее сначала собрать. Мы уже ее собрали, а клиент думает, что делать дальше. Вариантов много. Например, уже сейчас появляются мультиплатформенные рекламные кампании, работающие в полуавтоматическом режиме на основе анализа поведения читателей. В будущем директор по маркетингу будет получать больше CIO, потому что маркетинг станет ключевой компетенцией компании», — отмечает Поздняков.

Выполняя инновационные заказы, First Line, по признанию Позднякова, получает новые знания, которые старается использовать потом на благо других клиентов: «Если мы будем говорить клиентам: «Позвольте нам что-нибудь для вас разработать», — то окажемся в одном ряду с дешевыми пакистанскими, индийскими, российскими разработчиками. Мы стараемся сами говорить клиенту, что умеем делать и как это применить в конкретной ситуации для того, чтобы заказчик получил новые результаты, о которых раньше, может быть, даже не думал».

IMG 3850-300x190

First Line Software

Лозунг компании: «Думай о результате». Звучит неоригинально, но Поздняков уверяет, что за этим стоит целая корпоративная культура. «Корпоративная культура — это выражение ценностей компании. Если ее нет, то нет и ценностей, а такие компании недолго живут», — говорит он. По его мнению, один из главных факторов успеха в бизнесе — это совпадение взглядов сотрудников с корпоративной культурой. Поэтому на первых порах в компанию старались не брать людей «с улицы», и в результате удалось создать костяк команды, разделяющей ценности компании. «Компания до сих пор работает в режиме стартапа, а в таком режиме бизнес очень уязвим. Мы постоянно должны доказывать рынку, что нам можно доверять. Все сотрудники четко понимают, что если мы сделаем что-то не так, то сразу откатимся назад. Поэтому в нашей компании задумываться о результате принято на уровне корпоративной культуры. Задача топ-менеджмента — донести ее до каждого инженера», — объясняет Поздняков.

Чтобы мотивировать каждого сотрудника на достижение результата, деньги не нужны, уверен предприниматель. Более того, в интеллектуальной среде деньги могут нанести только вред, если использовать их в качестве мотивационного фактора. «Своим менеджерам я повторяю одну и ту же фразу: «Если вы жалуетесь, что без денег не можете заставить команду или отдельных людей делать то, что вам нужно для проекта, это значит, что и с деньгами вы этого сделать не сможете», — рассказывает Поздняков. В First Line он старается культивировать семейный формат отношений, которого ему так не хватало в Exigen Services: «Я уверен, что мне это удается. Многие сотрудники присоединились к нам, покинув предыдущую компанию. Это означает, что стиль принятия решений и вообще жизнь компании им близки. Через год после основания First Line к нам пришел тот же Пунтиков, к которомуя когда-то пришел на работу». Николай Пунтиков сейчас является президентом компании.

IMG 3813-300x200

First Line Software

Сейчас First Line является пятой в мире компанией по количеству сертифицированных EPiServer-инженеров — 21 человек. EPiServer — система управления контентом для крупных интернет-ресурсов, предполагающих значительные объемы данных, на уровне сотен тысяч страниц, а также предполагающих высокую нагрузку на сайт. Систему разработала одноименная шведская компания, основанная еще в 1994 году. «Мы — инженерная фабрика. Инвестируем в индивидуальности. Стараемся выбирать те заказы, о которых наши инженеры говорят «вау!». Какие бы высокие требования к инженерам ни предъявлялись при выполнении заказа, мы такими инженерами располагаем», — уверяет Поздняков.

«Я никогда не был классным программистом, но всегда умел организовывать и мотивировать людей, — продолжает он. — Когда нужно было собрать программистов, инженеров, аналитиков, тестеров и т.п. и создать единое проектное пространство, у меня это получалось всегда. Так что я этим занимаюсь уже 20 лет».

В прошлом году оборот компании составил около $15 млн. По признанию Позднякова, это чуть меньше, чем планировалось заработать. Подвел, в частности, американский рынок, который вырос меньше, чем прогнозировалось. Планы на 2013 год — $20 млн. оборота и дальнейшее увеличение количества сотрудников. «Мы растем быстрее других компаний, сопоставимых с нами по масштабу, и в этом году хотим их обогнать, — заявляет Поздняков. — Для этого нам очень активно придется поработать». При запуске компании был принят план развития на пять лет: количество сотрудников около тысячи человек, оборот порядка $40 млн. Так что за три года First Line должна вырасти в два раза. «В мировом масштабе компания такого размера абсолютно незаметна, — признает Поздняков. — Но мы точно будем заметны в инновационной среде, в том числе и на мировом рынке». Одним из показателей такого настроя является то, что First Line стала первым в мире разработчиком ПО, который прошел сертификацию зрелости Scrum-процессов (специальная передовая методология управления проектами, которая применяется при разработке информационных систем для гибкой разработки ПО; делает акцент на качественном контроле процесса разработки).

«Бывают периоды, когда у компании все хорошо, и тогда все в компании успокаиваются. Но как только такое происходит, начинается плохой период. Не зря кто-то сказал, что отсутствие роста — это признак умирания. Успокоившаяся компания начинает затухать. От First Line я в последнюю очередь жду самоуспокоенности», — заявляет Поздняков. СБ

Request documents

Leave us an email and we'll send instructions

ХОТИТЕ УЗНАТЬ БОЛЬШЕ?

Заполните форму, чтобы связаться с нами

Владимир Литошенко
Старший вице-президент