Вчера Госдума приняла в окончательном третьем чтении законопроект о контрсанкциях против США и других «недружественных» государств. Президент и правительство в соответствии с новым законом получили право вводить запрет или ограничивать ввоз и вывоз продукции или сырья из США и их союзников. Для Петербурга, активно развивающего несырьевой экспорт, в том числе IT-продукции, этот закон опасен: он может ударить по наиболее передовым сегментам его экономики, объясняют эксперты.

 Александр Семёнов, президент АО «Активный Компонент»:

semenov1

«С одной стороны, я высказываю осторожный оптимизм, так как из окончательной версии документа исчез блок о лекарственных препаратах и я очень надеюсь, что этот блок там больше не появится. На мой взгляд, прекращать доступ в Россию лекарственных препаратов, даже с оговоркой, что у этих препаратов есть аналоги, — это неразумно не только с точки зрения социальной политики, но и с точки зрения привлечения инвестиций в российский фармацевтический бизнес. Мы нарушаем в этом случае базовый принцип конкуренции. Вряд ли вводя такие контрсанкции, мы можем рассчитывать на благожелательность к нашей продукции со стороны иностранных контрагентов. В том виде, в каком законопроект в итоге принят, он больше декларативный, и дает возможность правительству разрабатывать потом конкретные точечные контрсанкции в оперативном режиме. И я очень надеюсь, что, если снова зайдет речь о рынке лекарственных препаратов, профильные министерства и ведомства будут консультироваться с игроками рынка и будут принимать взвешенные решения. Стоило бы говорить о другом — о разумной протекционистской политике. Есть, например, такая практика, что если существуют пять зарегистрированных производителей дженерикового препарата, то шестого регистрировать уже не нужно, потому что создается избыточная конкуренция. Но это уже не про санкции, а про разумный протекционизм».

Александр Егоров, гендиректор компании Reksoft:

egorov2

«Я считаю, что контрсанкции — это очень спорный инструмент. Санкции хорошо вводить тогда, когда у тебя есть экономическое влияние. А от наших санкций никому ни жарко, ни холодно. Даже если принять, что на западные санкции отвечать надо, отвечать надо так, чтобы задевало. А наши санкции задевают только наших собственных производителей. И получается «назло бабушке отморожу уши».

Александр Поздняков, гендиректор First Line Software:

APozdnyakovRbk2018

«С точки зрения IT, в этом законе есть очень опасная история, которая не будет иметь немедленного воздействия, но в перспективе может повредить бизнесу. Во-первых, многие российские IT-компании с юридической точки зрения вовсе не российские, а сингапурские, европейские, и могут сами попасть под действие закона о контрсанкциях. А во-вторых, иностранных контрагентов в принципе может насторожить наличие в России такого закона. Они могут испугаться рисков потери интеллектуальной собственности».

Екатерина Смирнова, руководитель практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям адвокатского бюро «Качкин и партнеры»:

smirnova4

«Когда появился этот законопроект, никто не верил, что он пройдет второе, и тем более третье чтение. Если его прочитать, то видно, что в нем представлены достаточно пространные формулировки, и это означает, что по указу применять его можно как угодно. В частности, там говорится о том, что государство имеет право применить, ограничить и запретить ввоз и вывоз определенной продукции с территории Российской Федерации в отношении недружественных государств.

Сейчас неясно, кто попадет в список этих недружественных государств, каким образом будут вводиться конкретные санкции — все это будет определяться отдельными указами президента. Также, согласно тексту документа, может вводиться зеркально или не зеркально некий национальный режим в отношении продукции недружественных государств. Что будет пониматься под этим национальным режимом, пока неясно, но видимо это будет некое специальное регулирование, отличающееся от международного режима или от заключенных соглашений с конкретным государством.

Как это коснется IT и других экспортных компаний, пока непонятно. Но исходя из тех формулировок, которые есть, угроза над ними, безусловно, нависает».

Request documents

Leave us an email and we'll send instructions

ХОТИТЕ УЗНАТЬ БОЛЬШЕ?

Заполните форму, чтобы связаться с нами

Владимир Литошенко
Старший вице-президент